Прочитав статью Ларисы Гибет в номере РОГ у меня возник только один вопрос: А этично ли публично критиковать работу других экспертов на основании художественного очерка простого участника состязаний, который хотел просто  поделиться эмоциями?

Оставим это на совести автора и обратимся к статье, а она как лакмусовая  бумажка высвечивает разницу во взглядах экспертов, владельцев разных пород охотничьих собак на испытания по водоплавающей дичи.

Многие владельцы континентальных легавых считают, что практическая охота портит постановку собаки. На самом деле, это заблуждение связано с тем, что первопольно поставленные собаки после подъема птицы послушно ложатся, а после первых охот начинают при падении птицы без команды срываться в поиск подранка, что в дальнейшем, часто приводит к срыву стойки или погонкам. Можно ли избежать этого? На самом деле, хорошо поставленная легавая будет ложиться не только при взлёте птицы, но и при вскинутом ружье. На первом поле не следует сразу же посылать легавую в поиск подранка, а лучше после  выстрела дать ей полностью успокоиться. Таким образом,  собака уходит на розыск подранка или битой птицы только по команде «подай» или «апорт». Тоже самое происходит и во время охоты по утке.

Любая работа легавой начинается только по команде, отсюда и требование экспертов континентальщиков  «подавать только по команде».

Современные дратхаары и курцхаары, в подавляющем большинстве обладают врожденной подачей и при небольших усилиях дрессировщика отлично подают в руки. Кроме того и в правилах дословно написано: «собака должна быстро и безотказно подавать с воды и крепких мест к ведущему на сушу убитую или раненую птицу». Ключевое тут, на мой взгляд, слово «ведущему».  На моей памяти, последние 15 лет эксперты, владельцы континентальных легавых, трактуют «подать к ведущему» именно как «подать в руки».

В последние годы, обе породы  немецких легавых находятся  «на подъеме». Много высококлассных собак было завезено из-за рубежа, что сказалось на качестве поголовья.  Сейчас курцхаар с быстротой хода на «8», а то и «9» и высокоподнятой в поиске головой никого из экспертов-породников  не удивляет. И поэтому эти собаки пользуются спросом.

Этим летом на испытаниях по водоплавающей птице «Приильменье»  собралось  около сорока курцхааров. В этих же испытаниях участвовали и владельцы  Русских охотничьих спаниелей, которые  выбрали для испытаний пойму реки. Конечно, энтузиасты проделали громадный труд, заслуживающий уважения. Скажу только, что каждый эксперт имел возможность померить глубину бобровых хаток, нырнув  по уши, а уж о проделанных километрах по тростнику и топях  можно и не говорить. В результате за два дня им удалось испытать восемь спаниелей.  Подобным способом испытать  сорок собак просто не представляется возможным. Поэтому курцхаары работали по утиным выводкам  на закрытых водоемах, и не могу сказать, что это было легко. Берега, сильно заросшие камышом и почти непроходимыми кустами, а глубокая вода плотными зарослями кувшинки.  В этих условиях, сразу проявили себя мощные собаки, которые резали водную растительность как торпеды. Слабокостным и плохо развитым собакам приходилось туго, доплыв до кувшинок им зачастую приходилось искать обходные пути. Сразу всем стало очевидно, что завозимые на юг нашей страны облегченные французские курцхаары  здесь не смогут долго работать и путь развития отечественного курцхаара, способного на разностороннюю работу в поле, в лесу и на воде, нужно вести только через линии собак крепкого и мощного сложения.  Тоже самое  рекомендуют и оригинаторы породы –немцы.

Утки же предательски ныряли, умело прячась под кувшинками и в плотных зарослях тростника, давая работать собакам и комиссии без длительных переходов и потери времени.

Подача же проверялась забрасыванием мертвой утки, одновременно с выстрелом из охотничьего ружья. Стоит добавить,  что человек забрасывающий утку стоял за кустом, а собака рядом со стреляющим в высоком тростнике. Момент броска и место падения собака не видела. Кроме того, на диплом первой степени, кроме подачи с суши,  мы традиционно просили продемонстрировать поиск и подачу с другого берега, что продиктовано опытом практической охоты и соответствует в правилах  подаче с расстояния далее 30 метров.

Все элементы работы собаки можно было  увидеть и оценить в данных условиях. Что касается упомянутой Л.Гибед стомчивости, то она с лихвой компенсировалась тяжелыми условиями, в которых современный охотник с легавой  вряд ли будет охотится.

Как мы видим, требования, предъявляемые к континентальным легавым при работе на воде в целом выше, чем для охотничьих собак, исходя из этого,  для них давно пора написать свои правила, скорректировав правила испытаний охотничьих собак по водоплавающей дичи, с учетом специфики работы легавой.

И ещё,  мне хотелось бы немного рассказать общественности о Межрегиональной общественной кинологической организации «Немецкий курцхаар», готовящей со слов Ларисы Гибет «одноразовых» курцхааров.  Костяк этой организации составляют курцхааристы - эксперты, натасчики и владельцы питомников  из разных регионов страны.

Я думаю, что не раскрою никакой тайны сказав, что подавляющее большинство  состязаний легавых собак по полевой и болотно-луговой дичи в стране, с молчаливого согласия ЦКК, проводятся по положениям, ограничивающих работу собаки двумя встречами с птицей, что заведомо ставит их за рамки правил. Связано это с малым количеством птицы в угодьях и физической невозможностью испытать большое количество собак.

Те курхааристы, кто приезжал на состязания «Племенной тест», ставшие уже традиционными,  знают,  как строго там соблюдаются правила и как сложно на них получить рабочий диплом. Причиной тому¸ жесткий регламент - три положительных работы. Зачастую собака, допустившая в своей работе ошибки, для получения диплома, встречается с птицей 5-6 раз. Кроме того, собака испытывается дважды под разными комиссиями экспертов  и по результатам двух выступлений определяются победители.  Такие дипломы и тем более призовые места  очень почётны.

Проводились  МОКО «Немецкий курцхаар»  и другие состязания -  «Донская степь», «Юные мастера», «Белые ночи», «Универсальная легавая» и комплексные состязания курцхааров в Великом Новгороде.

Со времени образования МОКО «Немецкий курцхаар» прошло чуть больше двух лет и она хоть и развивается медленнее, чем хотелось бы, но уже смогла привлечь на свою сторону единомышленников.  Один только Клуб Курцхаар Санкт-Петербург, вступивший в МОКО в прошлом году, насчитывает в своем активе около 150 владельцев курцхааров, активно посещающих  проводимые мероприятия. Ежегодно подводится статистика, в которой учитываются  не только полученные  рабочие дипломы, но и «пролеты» на испытаниях и состязаниях. На основании этой статистики владельцы питомников и заводчики могут вести более взвешенную племенную работу.

Президент Клуба Курцхаар СПБ

Судья РКФ по испытаниям легавых собак

Эксперт РФОС

Ушаков А.В.

One Response to “Прочитав статью Ларисы Гибет в номере РОГ”

Leave a Reply